anagnosis (anagnosis) wrote in rus_culture,
anagnosis
anagnosis
rus_culture

От Гершензона к Иванову и обратно

 Если кто-нибудь обратит свой взгляд на начало XX века, попытается найти людей, которые  "ткали" тонкие серебряные нити того времени - имена Михаила Гершензона и Вячеслава Иванова будут для таких странников путеводными звездами.  Если Гершензон был глубоким летописцем, созидающим критиком, то Вячеслав Иванов был "духом, носящимся над волнами" культуры Серебряного века. Он говорил слишком много "наперед" "на потом" - а "потом", как известно, не было. Оттого  ценители его классических переводов Эсхила, не могут понять его "Человека", чей поэтический язык кажется таким же утерянным, как гомеровский диалект. Философия Иванова, впитавшая Ницше, Соловьева сквозь безусловную евангельскую призму  стремилась к "высотам метафизики" - как позже скажет Гершензон, но так и не договорила всего, что в нее было вложено. "Время ли причина тому?" 
 
Иванов 
 
Люблю выстраивать культурологические цепи: они, единственно осмысленное проявление исторического процесса в культуре. Цепь рождается на Чаадаеве. Точнее, на его "католицизме", который так и не отбросил кавычки и это было то ли "предательством" (1), то ли осознанным неприятием формы. Как бы то ни было в условной "раздвоенности" проявился феномен "русского европейца", порождающий проблемы самоидентификации. Следующим звеном стал Владимир Соловьев с его апологетикой вселенского папства, пугающей (2) и чарующей своим масштабом. Но какой бы ни был масштаб мечтаний, рамки оставались все те же - Самодержавие, православие, народность.  И вот Вячеслав Иванов, заканчивающий свою долгую жизнь в Риме, в итоге, хоть и на странных условиях,  принимает католицизм - цепь замкнулась. 

Гершензон 
 
Выставка. Ряд старых, дореволюционных книг в потертых переплетах. На титуле - "Киреевский И. В. под ред. Гершензона М.О." Лет сто назад эта надпись смешила Розанова и он видел в ней почти сакральный смысл. Какая связь! - славянофил Киреевский, изданный каким-то евреем "с внешностью талмудиста". Сейчас, эти две фамилии едва ли будут  ассоциироваться с  розановской аллегорией, скорее вызовут всеобщее недоумение. Гершензон всю жизнь, "прихорашивавший почти заросшие бурьяном русские могилы" в 1920 подвел итог - "Мне кажется: какое счастье бросится в Лету,  чтобы бесследно смылась с души память о всех религиях и философских системах, обо всех знаниях, искусствах, поэзии и выйти нагими, легкими, радостными, и вольно выпрямить и поднять обнаженные руки к небу, помня из прошлого только одно - как было тяжело и душно в тех одеждах, и как легко без них" 
Что мы помним?
У Гершензона - лучше запомнить эту фразу. 

- (1) Об этом см. в посте о Чаадаеве
- (2) К. Н. Леонтьев считал Соловьева то предтечей Антихриста, то "гением" - об это см. его работу "Владимир Соловьев против Данилевского"
Tags: Владимир Соловьев, Вячеслав Иванович Иванов, Гершензон, И.В. Киреевский, Леонтьев, Ницше, Розанов, Серебряный век, Чаадаев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment